Информационный вестник "ROS`a"
[b]Спасибо вам за посещение нашего сайта!Желаем вам всех благ!Вас приветствует творческий коллектив информационного вестника "ROS`a"[/b]

Здравствуйте! Сегодня Воскресенье. 21.10.2018 21:47


Приветствую Вас Гость | RSS
Главная Регистрация Вход
Меню сайта

Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 84

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Главная » 2012 » Апрель » 10 » Татьяна Полоскова: Считаешь ли ты себя соотечественником – личный выбор
07:45
Татьяна Полоскова: Считаешь ли ты себя соотечественником – личный выбор
Как вернуть во многом утраченное с распадом СССР чувство общности людей, говорящих и думающих по-русски и почему титульные нации бывших республик Союза начинают осознавать необходимость интеграции с Россией.

О том, как вернуть во многом утраченное с распадом СССР чувство общности людей, говорящих и думающих по-русски, почему титульные нации бывших республик Союза начинают осознавать необходимость интеграции с Россией и многом-многом другом – в рамках проекта «Окно в Россию» на радиостанции «Голос России» рассказала президент международной общественной организации Фонд "ОКА", доктор политических наук Татьяна Полоскова..

- Татьяна, давайте начнем с методологии. Существует много определений термина «соотечественник». Но даже то, которое записано в российском законе «О соотечественниках», допускает, на мой взгляд, широкое толкование. Как бы Вы определили этот термин?

- Определений понятия «соотечественник за рубежом», действительно,  много и, честно говоря, я полагаю, что термин, который закреплен законодательно, как бы широко или узко он не толковался, все равно останется сугубо рабочим термином. Реально влиять ни на качество наших отношений с зарубежными соотечественниками, ни на эффективность работы в данном направлении этот закон не будет никогда.

Начнем с того, что соотечественники живут за рубежом и возможности для работы с ними у российских официальных структур всегда ограничены не только законодательством этих стран, не только политическими режимами, но также характером и уровнем двусторонних отношений. В конечном итоге, именно от властей стран проживания наших соотечественников (то есть, тех, кто в этно-культурном смысле отождествляет себя с русским народом, считает себя частью Русского мира – я так вижу это определение) зависит,  дадут ли России реализовать там принятый в отношении соотечественников закон или нет.

На мой взгляд, главная задача российской внешней политики – создание благоприятных условий для реализации хотя бы принятого закона. А уж каким образом данный вопрос будет решаться – это зависит от конкретного случая, где-то и путем диалога, а где-то и экономического и политического давления. Так, как это делают все другие страны. В том числе, и так любезные либерально настроенным кругам США.

Немаловажно и то, что отнесение себя к соотечественникам – это результат личного выбора. И это вообще законодательно регулировать невозможно. Вернее, законодательство здесь необходимо только в случае, если статус соотечественника дает некие льготы, привилегии, дополнительные права. И, несомненно, что это тоже необходимо.

Но если, к примеру, выходец из бывшего СССР не нуждается в этих льготах, а считает себя русским по культуре, вкладывает личный ресурс, в том числе, и финансовый, допустим, в курсы русского языка, то кто и почему будет решать быть ему нашим соотечественником или нет? А главное, кого он будет спрашивать? И зачем?

Я не сторонница траты времени и государственных денег на поощрение дискуссий вокруг понятийного аппарата. Тем более, что, начиная с 1993 года, на эту тему уже написала и сказала все, что могла. Но одной концептуальной темы, все же коротко коснусь. В 2001 году, когда мы, с группой экспертов и сотрудников Администрации Президента, готовили выступление Владимира Владимировича Путина на Первом конгрессе соотечественников в Москве, то впервые включили в текст идею консолидации и структурирования зарубежного Русского мира, как основную задачу политики России на данном направлении.

Именно сетевой проект мог объединить разных  людей, которые в разное время, по разным причинам оказались оторваны от России.  Цель этого проекта – формирование транснациональной сети культурных, экономических, информационных связей между островками российской диаспоры на таких цементирующих основах, общих для всех, как русский язык, культура и желание видеть Россию среди успешных, великих держав. Сильная Россия – сильная диаспора.

Сейчас эта задача остается не менее актуальной, но время добавило еще один, не менее важный проект – это восстановление  «Исторической России», создание на территории постсоветского пространства Евразийского Союзного Государства.

Эта идея уже приобрела в России в 2011 году статус национальной политики, и именно ее реализация создаст условия для реального изменения статуса наших соотечественников, проживающих в странах ближнего зарубежья. Из вынужденной диаспоры они превратятся в граждан Единого Евразийского государства. Иного пути для решения проблем наших соотечественников в республиках бывшего СССР я не вижу. Ну а изменения внесут коррективы и в понятийный аппарат. Что касается стран дальнего зарубежья, то термин «диаспора» применительно к ним возражений, по - моему, ни у кого и не вызывает.

- Вы уже отчасти ответили на мой следующий вопрос, но все же… За рубежом оказалось достаточно большое количество граждан России, стран СНГ и бывшего СССР. Необходимость работы с ними, в той или иной форме объединения, неоднократно заявлялась российскими руководителями. Что может стать базисом для такой работы, для объединения? Эмиграция очень разная…

- Подавляющее большинство российской диаспоры в странах дальнего зарубежья и наших соотечественников в странах СНГ и Прибалтики – это не граждане России, а лица, имеющие гражданство страны проживания. Но Вы затронули, как вытекает из  Вашего вопроса, проблему именно граждан России и граждан стран СНГ, проживающих за рубежом.  Это очень важно, поскольку, как правило, вся деятельность российских государственных организаций, неправительственных объединений нацелена на работу с российской диаспорой в странах дальнего зарубежья и соотечественниками, в широком смысле,  в ближнем.

Проблему выстраивания взаимоотношений с гражданами России, постоянно проживающими за рубежом, отдельно поднимают довольно редко.  Тем более, я ни разу не слышала, чтобы наши руководители заявляли о создании некоего объединения для российских граждан, постоянно проживающих за рубежом. Хотя, такие общественные организации есть, как на уровне отдельных стран, к примеру, в той же Прибалтике, так и на уровне попыток создания региональных объединений.

Совершенно очевидно, что российское законодательство, декларирующее нашу политику в сфере работы с соотечественниками за рубежом, абсолютно напрасно законодательно объединяет под понятием «соотечественник за рубежом» и граждан России, постоянно проживающих в странах ближнего и дальнего зарубежья, и граждан других государств.

С точки зрения стратегии – структурирования и развития Русского мира - разделять этих людей нельзя. В этом я согласна. Но с точки зрения выстраивания отношений  - это, все-таки, разные категории. К примеру, граждане России не могут вступать в политические организации в подавляющем большинстве зарубежных стран. В случае нарушения их прав Россия не только обязана, но и имеет гораздо более широкие возможности по всем международным нормам для вмешательства в ситуацию. И гражданин России – это наш соотечественник по определению. Он сделал свой выбор и законодательно закрепил его. К сожалению, именно эта категория в российской диаспоре наименее охвачена и программами поддержки, и элементарным вниманием.

Что касается попыток создания неких международных объединений наших зарубежных соотечественников, независимо от гражданства, то эффективной может быть только координирующая структура. Ребенок никогда не научится ходить, если его держать на помочах. А Русский мир, как сетевой проект, может развиваться только на основе инициатив, как отдельных организаций соотечественников, так и активных, авторитетных ее представителей. Эти инициативы надо просто поддерживать и координировать. Было бы желание, и был бы соответствующий кадровый ресурс. А вот это большая проблема. До сих пор никто в России не занимается подготовкой кадров для работы с зарубежными соотечественниками.

- Вспоминая Ваши проблемы со въездом в Латвию…. Как Вы считаете, в какую сторону меняется положение в Латвии, Литве и Эстонии русскоязычного населения?

- В 2004 году меня действительно высадили ночью на границе Эстонии и Латвии из автобуса, аннулировали латвийскую визу и объявили, что я внесена в «черные списки» еще и «пожизненно», как «враг Латвии». Моя жизнь в  качестве «врага латвийского государства» продлилась ровно половину суток, так как днем следующего дня мне были принесены официальные извинения от МИД Латвии, и я «торжественно» въехала в Ригу. Незнакомый мне человек – водитель таллинского такси, на котором я отправилась из Таллина в Ригу,  эстонец, узнал меня,  поскольку историю с моей высадкой на границе весь день широко освещали не только российские, но и прибалтийские телеканалы, купил мне шампанского, цветы и сказал, что «это все бюрократы! Не будет Эстонии пользы от вступления в ЕС. И вообще, русские женщины – самые лучшие!» Так что эту историю я, скорее, вспоминаю с удовольствием, нежели с сожалением.

А таксист тот оказался прав, если посмотреть на нынешнюю экономическую яму, в которую скатилась Прибалтика. Если серьезно, то мой, пожалуй, единственный,  прецедент такого быстрого решения вопроса с разрешением въезда в Латвию стал возможным, благодаря жесткой позиции руководства Второго Европейского Департамента МИД России и мощной информационной поддержки российских СМИ, включая ведущие телеканалы. Ну и наличию вполне внятных людей в государственных структурах Латвии, которые восприняли действия латвийских спецслужб по отношению ко мне, как весьма беспардонные, и, главное, бесполезные. После этого я неоднократно бывала в Латвии, но с 2008 года  я Прибалтику не посещала, хотя информационно там активно присутствую.

Возвращаясь к Вашему вопросу…Конечно, изменения есть.  Только они пошли не по тому сценарию, который ожидали и власти стран Прибалтики, да и многие в России.  Во  - первых, сладкая жизнь в ЕС оказалась иллюзией, которую не только развеял, но, похоже, окончательно похоронил экономический кризис.  Идеологи прибалтийской независимости вместо национальных государств, освобожденных от советского наследия, в том числе, в виде русской культуры, русского языка, получили проблемную экономику, рост миграции из страны сначала в благополучный Евросоюз, а теперь уже многие стремятся и в Россию.  Прибалтика может повторить судьбу стран Западной Европы и превратиться  в регион, где латыши, эстонцы, литовцы и русские окажутся в реальном меньшинстве. Возникает вопрос, в том числе, у «титульной» молодежи: ради чего был весь сыр-бор? Ну ладно, вышли из состава СССР, хотя тоже не понятно зачем? А зачем надо было вступать еще в Евросоюз и главное, а что это вступление дало?

Держать общество на одной идее борьбы с наследием «оккупационных режимов» долго нельзя, люди хотят есть, одеваться, полноценно жить.. Прибалтика сегодня и Прибалтика середины 2000-х – это разные ситуации, качественно разные.

Что касается наших соотечественников, то никаких реальных шагов для того, чтобы эти люди могли получить на равных условиях гражданство ни в Эстонии, ни в Латвии не сделано. Межобщинный конфликт не решен. Он только нарастает. А последние события в Латвии, когда фактически власти проигнорировали волю не только русских граждан, но и латышей, не допустив во власть представителей победившей на выборах партии…Это что – и есть европейская модель демократии? Это полное банкротство власти.

Референдум по русскому языку – это только начало, начало реальной консолидации русскоязычного населения Латвии и тех представителей титульной национальности, которые не приемлют политики властей страны по отношению к собственному населению. Не берусь прогнозировать, сколько просуществуют нынешние режимы в странах Прибалтики при такой политике, но, похоже, не долго.

- Директор института русского зарубежья Сергей Пантелеев в интервью нам сказал, что положение русских в ближнем зарубежье в целом – хуже, чем в дальнем. С чем это связано и в какой стране это положение хуже всего?

- Я, честно говоря, не знаю, что хорошо мне известный и глубоко уважаемый мной Сергей Пантелеев имел в виду, каких соотечественников, в каких странах, и на какие результаты исследований опирался.

Я в свое время делала мониторинг положения российской диаспоры в Южной Испании, а большинство наших соотечественников  в этой стране живет и работает именно там.

Так вот, если сравнивать положение многотысячной российской диаспоры в Испании, подавляющее большинство которой находится не в лучших условиях, чем нелегальные гастарбайтеры в России, и наших соотечественников на той же Украине, хотя справедливости ради надо сказать, что на Украине, при всех существующих проблемах, все-таки, полегче нашим соотечественникам. Но это, в принципе,  несравнимые вещи: русские в ближнем и русские в дальнем зарубежье.

В дальнее зарубежье русские уезжали сами.  Если говорить о последних десятилетиях, то уезжали нередко с ненавистью к России. И уж если говорить начистоту, то многие из этих людей восприняли события 2007 года, а именно с этого года Правительственная  программа по поддержке соотечественников за рубежом стала распространяться и на страны дальнего зарубежья, как элементарный способ дополнительного заработка.

А ведь в России-то рассчитывали, что российская диаспора дальнего зарубежья станет нашим деловым, культурным, общественно-политическим ресурсом за рубежом. А получилось, что мы пошли по пути создания «дополнительных рабочих мест» для тех, кто не нашел себя в эмиграции. Конечно, нашлись и активные люди, сохранившие любовь к Родине или хотя бы чувство благодарности.  С такими людьми приятно работать, а, главное, они будут поддерживать и русский язык, и культуру, и воспитывать в детях уважение к России независимо от того, будет ли на это бюджетная поддержка из Москвы.

А называть себя французом или американцем русскому в первом поколении просто смешно. Я знаю, как относятся к мигрантам из бывшего СССР в той же Германии, и заявления, что «Россию я не знаю, а моя Родина здесь» - глупая бравада на пустом месте. Я полагаю, что настало время проанализировать эффективность выделения российских государственных средств на поддержку российской диаспоры дальнего зарубежья, определив, что дало явный позитив, а на что тратить средства не имеет смысла. Возможно, лучше потратить эти деньги на помощь социально незащищенным слоям наших соотечественников в странах постсоветского пространства.

- У нас есть проект «Окно в Россию», в рамках которого мы публикуем истории наших соотечественников, являющихся пользователями страниц «Голоса России» в социальных сетях. Некоторые из  них говорят, что ностальгии по Родине нет никакой, что они счастливы, что уехали, но, тем не менее, активно пишут нам и общаются. Что на самом деле, как Вы считаете, движет людьми, которые уехали, но продолжают находиться в русскоязычном информпространстве?

- Вы сказали, что это люди, которые уехали. То есть, сами выбрали для себя страну проживания.  Речь, как я понимаю, идет о последних волнах эмиграции в страны дальнего зарубежья. Именно о последних волнах, поскольку представители более ранней миграции, вернее сказать, их потомки, русским языком, как правило, не владеют. Если Вы проведете небольшой анализ деятельности многочисленных курсов русского языка при тех же Российских центрах науки и культуры, то процент потомков выходцев из России там не выше, чем молодежи титульных национальностей.  Насчет ностальгии? Это по-разному. Счастье вообще понятие сугубо личное и мало зависит от того, в какой стране ты живешь. Скорее, от того, насколько ты сумел себя реализовать. Я мало встречала счастливых людей зрелого возраста в новой эмигрантской среде. По одной простой причине - с нуля начинать тяжело даже на Родине.

Если серьезно, то информационные проекты, нацеленные на поддержку развития Русского мира как сети транснациональных гуманитарных, экономических, общественно-политических связей должны стоять на первом месте, быть приоритетными и в первую очередь получать поддержку от государства, в том числе, и бюджетную. А каким образом можно еще наладить контакты между многомиллионной, социально пестрой, полиэтнической и поликультурной российской диаспорой? Контакты могут возникать только на основе взаимных интересов, и именно русскоязычные (и не только) порталы, сайты, которые создаются нашими соотечественниками и для них, и являются той самой реальной основой объединения Русского мира при всей внешней виртуальности.

А в России, в структурах, отвечающих за работу с соотечественниками, нет пока ни полной базы данных на подобные социальные сети, ни стратегии выстраивания отношений с ними. Что в результате? В результате то, что есть реальная, живая российская диаспора с ее проектами, идеями, проблемами, пусть не всегда и удобная для государева уха. А ресурс долго без хозяина, тем более такой, существовать не будет. И кто подхватит этот ресурс и в каких целях – большой вопрос. И не факт, что это будут люди, желающие добра и России, и нашим зарубежным соотечественникам.

Что движет людьми, которые, уехав, продолжают активно находиться в русскоязычном информационном пространстве? Ну, во-первых, далеко не все из них успешно освоили язык страны их нынешнего проживания и продолжают получать новости из российских СМИ, а социальные сети такую возможность дают.

Во-вторых, в большом количестве стран существует предубеждение против всего, что делается в России, и в местных СМИ объективной информации просто не найти.

В-третьих, переосмысление событий 1991 года происходит не только в России и в СНГ. Но и в самых удаленных от нас точках. К примеру, «Русская газета» Коста-Рики начала, и совершенно самостоятельно, новый информационный проект, посвященный анализу причин и последствий распада СССР, который вызвал бурную реакцию не только в странах Карибского моря.  Многие люди выехали из стран СНГ в лихолетье 90-х, и эта тема – не только осмысление ситуации в покинутой ими Большой России, но и собственной жизни.

Недавно этот проект получил дальнейшее развитие, информационный портал Русской общины Эстонии предложил сделать серию публикаций о жизни российской диаспоры в странах Латинской Америки и установить контакты с ее организациями и объединениями, причем, не только с целью обмена информацией, но и проведения совместных проектов.

Пример: Международный Фонд «ОКА», который я возглавляю,  уже много лет работает в странах Латинской Америки. Там действует наше представительство, которое возглавляет Виолетта Щербина, наша соотечественница и Вице-Президент Координационного совета соотечественников Кубы.  Как правило, в программах Дней России, выставочных мероприятий, деловых конференций у нас задействованы российские участники. Вот, к примеру, последнее мероприятие – это выставочное турне по провинциям Кубы работ художницы-блокадницы из Санкт-Петербурга Аллы Ивашинцовой. Но почему бы не представить там культурный и деловой потенциал наших соотечественников из той же Эстонии? Ведь там есть и талантливые художники, и ученые, и предприниматели. На мой взгляд, это и есть содействие консолидации. Между разными слоями наших зарубежных соотечественников.

Но в основе всего лежит информационный обмен.  Он первичен. Ну и у нас, в России есть довольно качественные информационные издания, с различными точками зрения, они просто интересны нашим соотечественникам. Честно говоря, я вообще пытаюсь не копаться в мотивации поведения людей. Лев Толстой всю жизнь пытался понять мотивы своих поступков, но так и не смог. Поскольку я, все-таки  больше технолог, чем методолог, то я вижу, что, независимо от мотивов выезда из страны, политических ориентаций,  уровня жизни и наличия или отсутствия счастья (о котором Вы упомянули в вопросе), российская диаспора за рубежом активно и самостоятельно структурирует информационную основу Русского мира.

К примеру, я считаю довольно удачным проектом, информационный портал наших соотечественников в Нидерландах, который ведет Григорий Пастернак.

В Эквадоре, где диаспора небольшая, вообще несколько русскоязычных сайтов, и они довольно активно пытаются взаимодействовать с российскими партнерами. Есть уже многолетний и эффективный информационный проект на Украине – это сайт для русских Украины, который создал Константин Шуров. Мой фонд сейчас начинает совместный, долгосрочный проект с информационным порталом Русской общины Эстонии «Балтия».

Много таких площадок. И этот феномен надо не только досконально промониторить, но и насытить его и финансово, и организационно. А Конгрессы соотечественников – это нужное, но всего лишь разовое мероприятие, которые не может обеспечить постоянной связи между нашими соотечественниками, что дают и социальные сети, и другие информационные проекты.

- Вы согласны с тем, что есть дилемма - эмигранту для того, чтобы достичь успеха на новом месте, надо ассимилироваться, отказаться от своих корней, если не ему самому, то его детям –точно? И между тем, подавляющее большинство вряд ли хочет стать «Иванами, не помнящими родства». Как разрешить это противоречие?

 - Вы знаете, я видела разные модели развития российской диаспоры в странах дальнего зарубежья. Мало кто знает, что в странах т.н. Южного конуса Латинской Америки (Аргентина, Уругвай, Парагвай) существует, еще с середины прошлого века, целая сеть «Русских домов», с хорошими помещениями, библиотеками, курсами русского языка, залами для проведения концертов и конференций, которые создавались на средства диаспоры,  которые пережили разные времена, в том числе и репрессии в период диктатур.

В 2006 году  Международный Фонд «ОКА» (а программа по поддержке «Русских Домов» в странах Латинской Америки была его первым проектом) привлек спонсорские средства и оказал помощь в ремонте помещений, насыщении этих клубов библиотеками современной литературы, провел серию культурных и общественно-политических мероприятий. Сейчас эти клубы функционируют уже в ином качестве, тесно работают с российскими посольствами и много делают для сохранения русской культуры в регионе.

Я знаю людей из разных волн эмиграции в странах Западной Европы, которые добились успеха в жизни и сохранили свои русские корни. Все зависит от человека. К сожалению, в эмигрантской среде зачастую просто модно ругать Россию и демонстрировать свою «западность».

Почему? Ну человеку же как-то надо оправдать собственный выбор: «Почему уехал-то? А там все плохо». Это детская болезнь первого поколения эмигрантов. Она проходит в  следующих поколениях. Говорят, что в каждом восьмом французе течет русская кровь, так вот в Париже, где я была неоднократно и проводила в 2004 году первый после распада СССР мониторинг российской диаспоры, на всех мероприятиях в нашем культурном центре ко мне обязательно подходили «истинные парижане» и на ломанном русском с гордостью говорили: «А моя бабушка из Саратова»  или «Мои предки из Пензы».

Если говорить о странах постсоветского пространства, то там, где существуют этнократические режимы, как в странах Прибалтики, или клановая система управления, как в странах Средней Азии, то там как не отказывайся от своей русскости, все равно дальше парадной в политику не пустят. Или пустят в качестве «дежурного русского», чтобы продемонстрировать толерантность.  Это, прежде всего, проблема российской внешней политики.

Россия вполне может защитить своих соотечественников, она имеет для этого необходимый ресурс. И все возможности для решения данных проблем в формате диалога уже давно исчерпаны. Как и кредит доверия своей власти со стороны представителей т.н. титульных наций, которые живут в большинстве своем  на грани нищеты. Вся Средняя Азия, Закавказье, Молдавия на работу-то едут в Россию, а не наоборот. Сейчас активно обсуждается возможность привлечения квалицифированной рабочей силы из обхваченной кризисом Прибалтики. И вопрос, зачем и кто инициировал развал Советского Союза,  сейчас активно задают не только представители старшего поколения, но и молодежь.

Я уверена, что решить проблему наших соотечественников в странах ближнего зарубежья можно только одним путем – путем создания Евразийского Союзного Государства, путем интеграции и сближения. Все остальное – это затыкание дыр. И я уверена, что мы станет свидетелями глобальных изменений на постсоветском пространстве, во всяком случае, именно такой путь развития страны озвучил в качестве предвыборных тезисов избранный Президентом России Владимир Путин.

Татьяна Викторовна Полоскова родилась 25 ноября 1961 года в г. Перми, в рабочей семье. Образование - высшее (исторический факультет Пермского государственного университета). В 1995 году закончила Дипломатическую Академию МИД России, по специальности "международные отношения".
Ученые степени - кандидат философских наук (тема диссертации "Феномен религиозного экстремизма", защищена в 1988 году на философском факультете МГУ), доктор политических наук (тема диссертации - "Диаспоры в системе международных связей", защищена в 2000 году в Дипломатической академии МИД России). Государственный советник первого класса.

С 1993 года занимается проблемами русской диаспоры за рубежом в качестве эксперта (1995 - 2003 г.г. - профессор Дипломатической Академии МИД России, 2003-2005 г.г. - руководитель аналитического центра Фонда "Россияне" при Правительстве Москвы). С 2005 по 2008 г.г. - начальник управления по работе с соотечественниками и странами СНГ и Прибалтики Росзарубежцентра при МИД России.

С 2008 года президент международной общественной организации Фонд "ОКА" (основное направление деятельности - развитие культурного и делового сотрудничества со странами Латинской Америки). Член политбюро Международного движения «Интернациональная Россия».

Записал Аркадий Бейненсон.

Источник:http://www.baltija.eu
Просмотров: 1178 | Добавил: Andy | Теги: определение понятия российский соот | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Календарь
«  Апрель 2012  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30

Архив записей

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Москва
    Северодонецк
    Copyright MyCorp © 2018
    Конструктор сайтов - uCoz